Шведский психиатр о несостоятельности либерального воспитания на Западе

либеральное воспитание

В своей книге «Дети у власти: как мы растим маленьких тиранов, которые управляют нами» шведский психиатр Дэвид Эбехард рассказывает, к чему привело Европу засилье либеральных теорий воспитания.

Мышление российской интеллигенции было и остаётся европоцентричным. Именно западные идеи и концепции часто получают у нас  наибольшее распространение. Сфера воспитания – не исключение. Вот уже почти 30 лет наши популярные детские психологи, а вместе с ними и широкие родительские массы, находятся под влиянием многочисленных европейских и американских «гуру», которые учат сдувать с ребёнка пылинки, призывают отказаться от практики запретов и наставлений и вообще относиться к ребёнку как к воплощённому божеству, неизвестно как спустившемуся на нашу грешную землю. Только такая стратегия якобы помогает сделать из маленького человека настоящую личность, свободную от комплексов и страхов, готовую к бесконечному творчеству и самореализации.

Но так ли это на самом деле? Помогло ли внедрение новых концепций воспитания сделать западных детей свободными и счастливыми, а их родителей – гордыми за своих чад? Развёрнутый ответ на этот вопрос несколько лет назад дал Дэвид Эбехард, психиатр из Швеции – страны, бесспорно находящейся в авангарде европейских либеральных практик. Его книга «Дети у власти: как мы растим маленьких тиранов, которые управляют нами» (М.: Издательство «Э», 2017) прекрасно иллюстрирует долгосрочные последствия воспитания без запретов.

Для начала отметим, что Дэвид Эбехард не только психиатр, но и отец восьмерых детей, т.е. в его случае мы имеем дело с уникальным сочетанием теоретического, практического (врачебного) и чисто житейского опыта. Если вас по-настоящему волнует вопрос, как стать ответственным родителем, игнорировать мнение такого человека было бы, согласитесь, очень странно.

Основной вывод Эбехарда состоит в том, что современная либеральная система воспитания изначально базируется на двойных стандартах, а потому не приносит пользы ни личности ребёнка, ни обществу в целом. С одной стороны, детей сейчас принято считать ранимыми созданиями, нуждающимися в постоянной защите. С другой стороны, они якобы компетентны принимать разумные решения без помощи взрослых. Чувствуете, к какому абсурдному мировосприятию приводят только эти два тезиса? Дети в такой системе координат являются зрелыми и незрелыми одновременно, что порождает абсолютную «кашу» в поведении родителей: как «незрелых» они окружают своих чад непомерной заботой, как «зрелых» –  спрашивают их мнение по любому вопросу. Такая линия поведения ставит родителя в позицию вечного должника, подчинённого, страдающего от чувства вины за любое упущение. В свою очередь, ребёнок становится вечным получателем, не обременённым никакими обязательствами, а только раздающим указания направо и налево.

Эбехард пишет: «Представление о том, будто все равны, отказ от всяких авторитетов, возведённый в абсолют, привели к тому, что дисциплина стала восприниматься как ненужный, тормозящий развитие фактор. Такое представление распространилось во всём обществе, но прежде всего в школах <…> Авторитет взрослых перешёл в разряд анахронизмов, вплоть до того, что обращение к учителю на «ты» стало едва ли не обыденностью. Директора, предпринимающие усилия, чтобы поддерживать порядок, всё чаще подвергаются выговорам и порицаниям со стороны ведомств по надзору за школами. Потребовать что-то от ученика стало невозможным: это считается чем-то устаревшим, реакционным…».

Аналогичный образ мышления распространился и на семью. Родители теперь не вправе указывать ребёнку, что делать. Они не вправе устанавливать какие-либо правила, не посоветовавшись с ребёнком, иначе их обвинят в насилии над личностью.

«Поехать ли всей семьёй в Таиланд или на Канары – это должен решать четырёхлетний Уильям или трёхлетняя Эбба. В лучшем случае внутри семьи проводится голосование <…> То обстоятельство, что ребёнок часто и понятия не имеет, где именно он находится – на Майорке, на Канарах или в Бангкоке, – не играет никакой роли. Следующий пункт программы: “Что мы сегодня будем есть?”».

Свобода ребёнка стала в Швеции фетишем, его право участвовать в принятии всех без исключения решений – неизменным атрибутом здоровой и полноценной семьи. Но как же это извращает суть действительно здоровых семейных отношений! Под соусом уважения к маленькой личности, борьбы за её права, взращивания таланта подаётся бесконечное потакание ребёнку, отказ от конструктивной критики и поощрение вседозволенности. Конечно, никакой реальной пользы детям такая политика не несёт, поскольку сами дети, как принимающая решения сторона, редко осознают собственные интересы в долгосрочной перспективе.

В одной из глав Эбехард передаёт слово китайской маме, шокированной установившимися на Западе принципами воспитания: «Они [западные родители] повторяют вслед за другими фразы типа: “Нужно предоставить детям свободу, чтобы они смогли реализовать свои желания и стремления”, хотя и так ясно как божий день, что все желания и стремления незрелой личности очень ограничены: висеть по десять часов в день в социальных сетях (что есть абсолютная потеря времени) и поглощать без конца чипсы с попкорном».

Вместо того, чтобы поднимать ребёнка от животного (инстинктивного) к человеческому (цивилизованному), давать ему высокие ориентиры и с помощью грамотного соотношения стимулов и запретов направлять его движение вперёд, современные либеральные родители позволяют своему чаду развиваться самостоятельно. Лишь бы только он / она не испытали стресс, который  непременно перерастёт в комплекс неполноценности. 

Подобные страхи родителей – настоящая глупость, убеждён Эбехард. Стресс просто необходим. Он не даёт нам расслабиться. В этом смысле стресс является отправной точкой любого развития. Приучать детей к трудностям как к естественной составляющей жизни – первейшая задача родителей, если они не хотят, чтобы их ребёнок, избалованный семьёй, не сломался при первых же неудачах в реальном мире.

Извращённый «детоцентризм» в современной Швеции принимает абсурдные формы. В стокгольмском кафе «Нелли» запрещают вход с маленькими детьми, потому что они реально мешают посетителям отдыхать – при этом ни сами посетители, ни родители не способны сделать детям замечание, считая это ущемлением их прав. Ужасно, но запрет в такой ситуации становится логичным выходом из положения.

Другой пример такого рода – на полном серьёзе звучащее предложение ввести в шведских школах уроки компьютерной игры «World of Warcraft», чтобы детям не было скучно учиться.

Обе ситуации Эбехард комментирует достаточно категорично. Взрослые обязаны делать детям замечания, если считают их поведение неподобающим. Только таким образом можно привить чувство уважения к окружающим и ответственности за свои поступки. Что касается школ, то мы не должны забывать, что их основная задача – не развлекать детей, а давать им знания, необходимые для жизни.

Кто-то посчитает, что Эбехард целенаправленно обращает наше внимание на крайности, сгущая краски. Сам психиатр в одном из интервью, приуроченных к выходу его книги в России, сказал следующее: «Конечно, я могу немного утрировать, но подобные случаи стали таким обычным делом в Швеции, что люди просто не реагируют, когда приходят в гости на ужин, а пятилетний сын хозяев говорит, что взрослые должны обсуждать на протяжении всего вечера». В том же интервью Эбехард высказал предположение, что в России пока нет таких крайних форм проявления либерального воспитания и, как следствие, столь резонансных социальных последствий. Но думается, что психиатр недооценил нашу страну. Просмотрите ленту новостей и оцените, сколько случаев грубого обращения с учителями со стороны учеников зафиксировано в российских городах в последние годы. Дети не просто перестали бояться взрослых (это как раз хорошо) – они перестали их уважать. Никогда ещё авторитет учителя не падал в России так низко, и это прямое следствие существующей системы воспитания. А что происходит в самих семьях – одному Богу известно.

Кто-то может воспринять критику Эбехарда как брюзжание и заунывное сожалению по ушедшим старым порядкам. Но ведь дело не только в изменении социального уклада: на улице, в школе, дома. Проблема гораздо глубже. Гиперопека наносит непоправимый вред психике наших детей, превращая их в жертв лицемерной системы воспитания.

У современного западного (в том числе российского) ребёнка целый букет когнитивных и поведенческих нарушений.  От засилья планшетников и нежелания родителей хоть как-нибудь контролировать их использование детьми у многих малышей возникают проблемы с речью. Увеличивается число дислексиков. Современные дети всё меньше спят – в среднем продолжительность сна сократилась за сто лет на 75 минут. Не приученные к режиму дети показывают наихудшие результаты в школе. Сама по себе вседозволенность, «творческая свобода» без чуткого родительского надзора и наставления превращает прекрасных мальчишек и девчонок в манипуляторов. Они становятся такими не сами, а по вине «чутких» родителей, вдохновлённых новаторскими теориями воспитания. Обо всём этом в подробностях, ссылаясь на многочисленные исследования и примеры из жизни, пишет Дэвид Эбехард.

Итак, доминирующие сегодня в Европе модели семейных взаимоотношений не приносят пользы ни одной из вовлечённых сторон. Родители, вместо того, чтобы быть просто родителями, стремятся во всём угождать детям, и от этого маятник их состояний балансирует между страхом (перед каждым контактом с ребёнком) и чувством вины (за каждую совершённую ошибку). Дети, вместо того, чтобы быть просто детьми, получили полную свободу без каких-либо ориентиров. Это создаёт лишь кратковременную иллюзию счастья, но в конечном итоге порождает глубокий личностный кризис, выраженный в известной формуле «нечего больше желать». Общество же получает в такой ситуации «перевёрнутую пирамиду» взаимодействия, в которой тон задают не наделённые опытом и мудростью отцы, а незрелые дети.

Что же Эбехард предлагает противопоставить таким взаимоотношениям? Шведского психиатра можно назвать сторонником интуитивной теории воспитания. В своей книге он не один раз ссылается на концепцию «достаточно хорошей матери» Дональда Винникота, где воспитателю отводится роль координатора, не балующего своего ребёнка, не потакающего ему и не растворяющегося в нём. В отличие от «мамы-тигрицы», которая берёт ребёнка в тиски, и «мамы-вертолёта», которая решает все проблемы за него, достаточно хорошая мать не впадает в эти крайности, а просто старается чувствовать своего ребёнка и сочетать запреты и поощрения таким образом, чтобы принести ему максимальную пользу. В чём такая польза заключается, Эбехард детально описывает на страницах своей книги.

Не принимайте на веру советы многочисленных «гуру», пишет Эбехард. Подходите к советам критически. Многие из советчиков стремятся взрастить в вас страх и чувство вины. На любое вмешательство во внутренний мир ребёнка они навесят ярлык насилия. Но ваша задача – воспитать достойного человека, готового к взрослой жизни. Поэтому не бойтесь травмировать ребёнка обычным запретом – он не такое хрупкое существо, чтобы сломаться от любого действия, сделанного вопреки его воле. Не бойтесь наказывать ребёнка, если он того заслужил. Никогда не угрожайте впустую. Если вы обещали наказание за тот или иной проступок, то обязательно воплотите обещание в жизнь, чтобы ребёнок научился уважать вас и данное вами слово. Но главное, всё, что вы делаете, должно быть проникнуто любовью. Далее Эбехард выражается ещё более предметно: «Мы должны выслушивать их, но не должны принимать в расчёт их неправильные суждения. И мы, напомню, просто обязаны дать им возможность один раз лечь спать голодными, если они устроили сцену во время семейного ужина».

Внимательное чтение книги Дэвида Эбехарда даже у тех, кто в целом с ним согласен, порой вызывает внутренний протест. Современным родителям привыкшим к детоцентристской лирике некоторые идеи могут казаться слишком жёсткими. Автор явно не принадлежит к тем, кто тщательно следит за словами, стараясь обойти острые углы. Но это и подкупает в его сочинении – возможность прямо и бесцензурно поговорить о том, что по-настоящему наболело. Только так можно избавиться от бремени скомпрометировавших себя концепций, переосмыслить их и идти дальше. Наверняка «Дети у власти» – лишь один из первых сигналов будущей трансформации европейской мысли.

Ранее мы опубликовали письмо нашей читательницы, которая в школьные годы была жертвой детской травли. Она видит причину того, что она оказалась в позиции жертвы сформированную в ней родителями гордость и самовлюбленность, в которых она раскаялась много лет спустя.

Воспитание человека
Воспитание человека / автор статьи
Мы являемся многодетной семьей, исповедующей православное христианство. Свои отношения между собой и с детьми мы стараемся строить на основании Священного Писания и святоотеческих наставлений. В наш век информационных технологий, когда предпосылками формирования все нового контента является мотивация наживы либо удовлетворение личных амбиций авторов этого контента, люди крайне дезориентированы в вопросах воспитания детей. И даже православные родители подчас становятся жертвами погони безответственной демагогии за лелеющим слух словом. По благословению православного священника мы с Божией помощью взяли на себя труд по распространению информации о правильном и традиционном подходе в воспитании детей, чему и посвящен этот сайт. Подробнее о нашем проекте читайте здесь.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание человека
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: