Миф о давлении на ребёнка

Миф о давлении на ребёнка

Еще один современный, очень, с моей точки зрения, вредный миф – это миф о том, как нельзя давить на ребенка. Наверно, многие из вас это слышали и продолжают слышать. «Не дави на ребенка – это очень вредно!» И даже сам ребенок уже набирается наглости и говорит родителям: «Не давите на меня, вы на меня давите!»

Так вот, я хочу вам сказать, что миф о давлении, который хочется назвать бредом (это миф похожий на бред, потому что теперь бредят этим давлением, говорят: «Ни в коем случае нельзя давить на детей. Смотри, а то потеряешь контакт с ребенком!»), — вот это вреднейший миф.

Смотрите, у нас и раньше говорили о давлении, но когда речь шла о давлении на психику, то так и говорили: «Не дави мне на психику», или «психологическое давление», то есть добавляли или прилагательное — «психологическое», или дополнение – «на психику», «не дави на психику». А сегодня как-то незаметно убрали и прилагательное, и дополнение, теперь просто говорят: «не дави на меня», «не дави на ребенка».

А нам же хочется быть хорошими родителями, хорошими педагогами и просто хорошими людьми. Когда мы слышим, что мы давим на психику… Нет, просто давим; как раз не на психику, а давим; у нас появляется очень отрицательная ассоциация. Вот я вам привожу сейчас типичный пример манипуляции сознанием. Мы сразу представляем себе физическое давление, т.е. причинение боли. Что такое давление? Давление ассоциативно связано с причинением боли. Когда нам говорят: «Ты давишь на ребенка», мы сразу говорим: «Нет-нет-нет, что ты, я не давлю».

А на самом-то деле, если разобраться, что такое нормальное воспитание? Если отбросить всю эту неприятную ассоциацию? Сплошное давление! Что такое отсутствие давления в воспитании? Это полное отсутствие воспитания. Потому что когда мы ребенку запрещаем дурное, в общем-то, мы оказываем на него давление, если разобраться. Другое дело, что совершенно необязательно это называть таким неприятным словом. Можно говорить, что мы воспитываем ребенка. Нормальное воспитание – оно состоит из массы запретов.

Вообще, чем более развита культура у того или другого народа, тем больше в ней запретов. Вы не представляете себе сколько запретов, например, в культуре китайской. Вот это древняя культура, т.е. развитая культура, хотя языческая, но как языческая она очень развитая. Там одни сплошные запреты. В японской культуре полно запретов. Сегодня на диагностических приемах я сталкиваюсь с огромным количеством детей, на которых родители не давят, вот которые поверили в этот вреднейший миф о давлении и перестали воспитывать детей. А потом они сами не знают, что с ними делать. Думают, что это у них такие тяжело больные дети и надо идти к специалисту.

А дети, многие из этих, были бы совершенно здоровыми, если бы родители их нормально воспитывали. Дело в том, что ребенок очень нервничает, когда взрослые не указывают ему, что можно, что нельзя. Ребенок любит, когда ему указывают на границы дозволенного. Причем он любить это может иногда в глубине души.

Вот вы видите, что, когда ребенку что-то строго запрещаешь, он иногда дает негативную реакцию: плачет, топает ногами. Некоторые особо развинченные дети даже ложатся на пол, или бьются головой об пол, или об стенку. Но на самом деле в глубине души даже такие дети рады, когда им указывают, что можно, а что нельзя – на это и существуют взрослые.

Я вам скажу что такое вот этот вреднейший миф о давлении. Кроме того, что это развинчивает психику; кроме того, что у этого ребенка обязательно будет психический срыв, когда он выйдет в более широкий социум, потому что… Ну, в семье худо-бедно можно еще это вынести, но в детском саду, а потом в школе никто не будет это терпеть. Этому ребенку быстро покажут его место. То есть родители закладывают такую мину, как психический срыв, когда они верят в этот миф о давлении и пытаются это реализовать в воспитании ребенка. А вернее это не воспитание, а расчеловечивание. Это к воспитанию уже никакого отношения не имеет. Они обрекают его на ненависть окружающих, своего ребенка. Потому что такого своевольного человека все будут ненавидеть. А главное ему очень резко запретят и то, и другое, и третье, и пятое, и десятое.

Но я вам скажу, какую еще опасность несет в себе этот миф. Я долго думала: зачем? Зачем так усиленно внедряется этот миф? И я догадалась, может быть потому, что я со своей общественной должностью директора института демографической безопасности, и я поэтому вынуждена думать о демографии. Это антидемографическая мера — это я поняла на примере западных детей. И там как раз на детей не давят, там им все разрешают.

Вы понимаете? Если ребенка не воспитывать, то и с одним не знаешь куда деваться. Это в семье ад просто, особенно когда приходят гости, и этот ребенок хочет еще показаться незнакомым взрослым, вот тогда уже его родители не знают куда деваться от стыда, потому что они пригласили гостей все-таки не для того, чтоб они терпели крики со стороны ребенка, или требования заниматься только им. И гости не знают куда деться, и скорее всего они про себя решат, что в эту семью они больше не придут. Вот, так что это замечательное средство опустошения территории, потому что, если приходится столько и сил, и времени, и главное, нервов тратить на одного ребенка, потому что такие дети требуют обычно непрерывного внимания по отношению к себе со стороны взрослых, и за ними надо все время следить, потому что им же нельзя запретить, поэтому они все время делают что-то, что делать не только нехорошо, но и опасно для их здоровья и жизни, они норовят хватать то, что хватать нельзя, ну и так далее… Это дети, которые больны своеволием. Ну, так какой же второй ребенок, не говоря уж о третьем, четвертом и пятом? Какая многодетность, если родители поверят вот в этот миф о том, что на ребенка нельзя давить?

Кроме того, вот это я тоже заметила, когда была в Западной Европе, родители охладевают к таким детям. Не только ребенок отдаляется от таких родителей при первой возможности, потому что ему же все можно; следовательно, ему можно пойти, когда он становится подростком с компанией, в том числе и на целую ночь; пойти на дискотеку, где творится Бог знает что; вообще делать все, что угодно, — ребенок отрывается от родителей. Вот опять приведу пример из Западной Европы. Мне позвонила моя знакомая немка, радиожурналист из города Баден-Баден. Вам, наверное, это известно хотя бы по Достоевскому, что такой есть город — Баден-Баден. Я ее спрашиваю:

— Гизелла, ну как дела?
А она тоже очень поздно родила ребенка. На Западе вообще часто рожают детей ближе к сорока. Ну, им внушают, что до этого надо погулять как следует, а главное, обзавестись имуществом – это тоже антидемографическая мера, понимаете? Когда оттягивается время родов любыми средствами, любыми доводами. И вот эта Гизелла родила около сорока лет. Значит, ей сейчас около пятидесяти трех, а девочке, соответственно, около тринадцати.
Я говорю:
— Ну, как там девчонка поживает?
Я знаю, что они с мужем очень дорожат этой единственной девочкой, вторую уже рожать было совсем поздно, просто уже она не смогла родить вторую, и сердце у нее больное, у самой этой Гизеллы. Она мне таким упавшим голосом говорит:
— Да с ней не все в порядке.
Я говорю:
— А что не в порядке?
— Ну, она курит марихуанну.
Я говорю:
— Гизелла, ты что! Надо строгость применить! Надо скорей это делать!
Она говорит:
— Нет, ну что ты. Ей уже 13 лет, разве можно на нее давить?
Я говорю:
— А на что ты надеешься?
— Я надеюсь на ее здравый ум.
Я говорю:
— Какой же здравый ум, если она уже наркоманка?!
Я разозлилась, потому что жалко как-то эту женщину, я давно с ней дружу, она очень хорошая. Она говорит:
— Ну, я надеюсь на то, что она не перейдет на героин.

Вот вы смеетесь, а это, к сожалению, вот такая уже, если можно так выразиться, патологическая норма западного воспитания. Вот до чего доводит этот миф о том, что на ребенка нельзя давить. Так вот, я поняла, что там не заводят детей еще и потому, что очень тяжело, когда тебе запрещают воспитывать ребенка, очень тяжело видеть, как он творит какое-то зло, что-то вредное для себя, а ты не имеешь права ему это запретить. И именно поэтому там очень часто родители охладевают к детям и с удовольствием разрешают им, как только это материально возможно, жить отдельно.

Понимаете, ведь надо подморозить свое родительское сердце, чтобы оно не разорвалось от ужаса, когда ребенок вытворяет что-то ужасное, ну, например, курит марихуану, а ты не имеешь права ему это запретить. Так уж лучше и не переживать, а то действительно сердце разорвется. Так что это такая патологическая охранительная реакция – охлаждение к детям.

Я, кстати, сегодня это вижу и в наших продвинутых семьях, где подросток или юноша стал наркоманом. Часто родители признаются мне в том, что они как-то к ребенку охладели. А как же не охладеть, если ты не можешь запереть дверь, если ты не можешь увести его насильно от этой дурной компании? То это естественная, хотя и, конечно, очень страшная патологическая в каком-то смысле, но охранительная реакция. Невозможно же смотреть, если у тебя сердце не подморожено, не покрыто охранительной коркой льда, невозможно на это смотреть спокойно. Но ты продвинутый человек, ты не хочешь быть несовременным. Тебе сказали, что ребенок делает свой выбор; что, конечно, твой долг его предупредить об опасности наркомании, но дальше он делает свой выбор… И как можно спокойно смотреть на то, что он делает свой выбор в сторону смерти, в сторону ранней могилы, если ты к нему относишься с любовью? Это невозможно.

Это тоже антидемографическая мера. Во-первых, не хочется рожать второго, потому что и с одним невозможно справиться; а во-вторых, если так опасно растить ребенка (ведь ему запретить зло нельзя, а зла сейчас очень много, и зло очень соблазнительное часто бывает), лучше вообще его не иметь, чтобы с ума не сходить.

Очень многие мифы сегодняшнего воспитания имеют антидемографический характер. Вообще планирование семьи, я хочу вам сказать, это не просто организация международная, которая имеет теперь массу отделений в нашей стране, к сожалению; и которая призвана сокращать рождаемость, пропагандируя аборты, контрацепцию, стерилизацию, и внедряя секспросвет. Нет, понятие планирования семьи гораздо более широкое.

Вы посмотрите, компьютерные игры – разве это не планирование семьи? Все эти мальчишки, которые садятся за компьютерную игру, они не смогут уже стать, скорее всего, нормальными мужьями, нормальными отцами, вообще нормальными гражданами. Я уж не говорю, что они не смогут стать нормальными воинами. Это форма геноцида.

Или игроманы. Игромании подвержены как правило не подростки, а более взрослые ребята: от юношеского возраста и до старости. Сегодня и очень пожилые люди некоторые становятся игроманами и уже не принадлежат себе. Но молодых таких масса. Всё, они тоже инвалиды. И ни один нарколог сегодня не знает, как вернуть их к нормальной жизни. Ни один. Многие мои знакомые наркологи говорят, что легче вылечить 100 наркоманов (хотя это очень трудно), чем одного игромана. И тоже очень часто родители думают: «Ну, что давить на него, он взрослый парень! Как на него давить?» Ну, пусть калечится, значит, лишь бы мы были современными людьми.

Ирина Медведева
Ирина Медведева / автор статьи
Психолог, вице-президент и соучредитель Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребёнку, директор Института демографической безопасности, писатель, публицист, сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание человека