«Больше трех не размножаться»

многодетная семья

Давно хотел тебя спросить: за что ты так не любишь многодетные семьи? Нет, я не об алкоголиках, я о нормальных. Почему тебя так бесит, когда у людей пять, семь, десять, пятнадцать детей и они счастливы? С чего ты взял, что соседи «плодят нищету», даже если они не могут позволить себе тех излишеств, которые принято позволять себе в наше время? Да, я к тебе обращаюсь — ты, рыжая, и ты, лысый, и ты, любой другой, кто считает, что многодетная семья — аномалия. Да оторвитесь уже от вашего телевизора, компьютера, плиты! Где в данную секунду находится ваш единственный ребенок, чем занимается? Играет в «плейстэйшен», потому что не с кем больше играть? Гуляет с собакой, потому что не с кем больше гулять? Отличная семейка, ничего не скажешь…

Многодетность у нас — порок, не заслуживающий снисхождения. Третьего еще простят, но как только рожаешь четвертого, автоматически становишься диссидентом. Причем не из тех, кто тешит свой комплекс давида, сражаясь с воображаемым голиафом, имя которому — власть. Инакомыслие многодетного родителя пострашнее будет, поскольку травит его не какая-то там абстрактная власть, а конкретное общество, реальные люди, с которыми он сталкивается каждый день. Государственное жлобство, нежелание создать для многодетных семей максимально комфортные условия, еще можно объяснить прагматизмом: лишнюю копейку никому отдавать не хочется, даже если потратить эту копейку в долгосрочной перспективе выгодней, чем не потратить. Но вот откуда в нас самих — рыжих, лысых и прочих — эта бытовая, человеческая, экзистенциальная ненависть к нормальным, непьющим, работящим многодетным родителям?

Чем больше я наблюдаю за этой родофобией, тем больше убеждаюсь, что она абсолютно иррациональна и не объяснима ничем из того, чем ее пытаются объяснить. Заявляю как свидетель: многодетная мать — это, как правило, румяная женщина со спокойным взглядом, не полнее и не худее ровесниц. И наоборот: мать с ребенком-одиночкой — чаще всего нервное создание с серым, если смыть макияж, лицом, терроризирующее единственное чадо своей любовью и в то же время разрывающееся между материнским долгом, карьерой и прочими формами банального желания пожить для себя.

Ненависть к многодетным родителям очень похожа на инстинкт. Вот только какой? Рискну ляпнуть следующее: женщина с одним ребенком ненавидит женщину с десятью детьми по той же причине, по какой некрасивая женщина завидует красавице. А мужики смотрят волком на многодетного собрата потому же, почему недолюбливают того, кто в чем-то сильнее. То есть родофобия — проявление инстинкта полового доминирования. Природа, в отличие от нас, склеротиков, по-прежнему помнит, что многочисленное потомство — красота и сила человека. А человек, скупой на деторождение, — неполноценная особь, недовыполнившая биологическую программу. У любой неполноценности всегда есть комплекс — отсюда и слепая, иррациональная ненависть к нормальному, полноценному, многодетному человеку.

Мы привыкли лечить себя мифами, что многочисленное потомство требует огромных усилий и затрат. И вдруг возле нас появляются люди, которые самим фактом существования делают это лекарство неэффективным. Перечеркивают всю нашу систему ценностей и самооправданий. Представьте себе общество, в котором все были бы уверены, что быть толстым, жирным, страшным — нормально, потому что быть красивым, стройным, подтянутым — слишком дорого и трудозатратно. Как бы в нем относились к тем, кто просто ведет другой образ жизни и выглядит на все сто? С глухой и слепой ненавистью. Потому что существование этих людей требует от нас в корне менять себя. А человеку свойственно воспринимать такое требование как самый тяжкий вид агрессии, за такое и убить не жалко.

Дмитрий Соколов-Митрич
Дмитрий Соколов-Митрич / автор статьи
Российский писатель, поэт и журналист, специальный корреспондент газеты «Известия». С октября 2008 года по апрель 2015 года - заместитель главного редактора журнала «Русский репортёр».
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание человека